«Если люди вакцинировались, извольте им предоставить преференции»

Как решают вопрос с вакцинацией в других странах, откуда в России столько антиваксеров, почему некоторые врачи отговаривают от прививок и что будет во время следующей волны коронавируса, Владимир Соловьев обсудил с Александром Мясниковым в программе «Полный контакт».

Соловьёв: Посмотри видео из Австралии. Сообщают, что военнослужащих обучают ходить по домам и насильственно вакцинировать каждого человека в стране под дулом пистолета. У них своё простое представление. Я вакцинированный, ревакцинированный второй раз. Объясни мне, почему наша власть не делает для меня никаких преференций? Почему я должен страдать из-за таких, матом говорить не буду, которых надо сажать и гнать? Пусть они сидят на самоизоляции, пусть для них будут ограничительные меры. Я вакцинирован. У меня есть QR-код. Почему я не могу пойти в ресторан? Почему я должен страдать из-за позиции этих граждан?

Мясников: Это ещё один просчет вакцинации. Одно дело заболеть, это понятно. Но если бы нам, вакцинированным, разрешили бы спокойно летать, как сделано везде. Та же Франция. Ты вакцинирован? Для тебя ковида больше нет. Ты идёшь в спортзал, магазин, куда хочешь. Не вакцинирован? Физически не можешь никуда войти. Везде QR-код. Это уже автоматически проверяется, там это введено. Там вакцинированные люди – первого сорта, не вакцинированные – второго. В Америке четверть учителей уволили с работы, потому что не хотели вакцинироваться. Я не говорю про маски, это отдельный вопрос. Должны быть привилегии. Не от хорошей жизни локдаун. Страдают все – и вакцинированные, и не вакцинированные. Изначально была неправильная политика, когда вакцинированным не давали никаких преференций. Это очередная ошибка, как огромная ошибка была с антиваксерами. Когда 3 года назад я ходил к очень высокому человеку в ГД и говорил: «Давайте сделаем для детей обязательную вакцинацию». Мне было сказано: «Мы не в том положении, чтобы принимать непопулярные решения». Вот и доигрались. Мы тогда боялись принимать непопулярные решения. Мы сейчас боимся принимать непопулярные решения. Мы теряем по тысяче человек в день. Кто ответит за эти смерти? Сейчас волна ещё будет по сорок тысяч две недели. Две недели по тысяче в день – это ещё четырнадцать тысяч человек. А если три недели? А мы знаем, что если бы были вакцинированные, как в Великобритании или во Франции, теряли бы не по тысяче в день, а по сто. Тоже плохо, но сто – не тысяча! И кто будет за это отвечать? Сейчас волна схлынет, и все успокоятся, скажут: «Наконец мы победили ковид». Никто не будет думать, что в конце февраля – начале марта будет очередная волна.

Соловьёв: Мало того, сколько людей не думают, что у них подошёл срок ревакцинации и что вообще это нельзя оставлять. И надо включать в список обязательных прививок. Хватит, запаса больше нет.

Мясников: Сегодня обязательная ревакцинация на Западе не для всех подряд, а для групп риска в первую очередь. Если ты пожилой или у тебя хронические болезни, ты должен вакцинироваться три раза. И через каждые полгода. У нас это в стандартах есть? У нас кто-нибудь написал протокол, как в Америке, где чётко перечислено около сотни болезней, и где всё написано? У нас есть такой протокол?

Соловьёв: Если ты спрашиваешь меня, значит — нет, учитывая, что ты действующий врач и руководитель медицинского учреждения.

Мясников: Должны быть чёткие правила. По-прежнему спрашивают, а зачем ревакцинироваться? Это всё должно быть прописано. Протоколы есть, но про ревакцинацию нет. Я не понимаю, если ты принципиальный противник прививки – это одно. Но если ты уже сделал прививку, пойди ещё раз сделай. Простые вещи. Наверное, всем это надоело. Кто хочет делать – они делают, кто не хочет – мы вызываем у них злобу. Но почему мы так говорим? У нас нет другого выхода. Был выход с самого начала, пускай, кто должен переболеть – переболеет, кто должен умереть – тот умрет. Но это было тогда, когда ничего не было. Сегодня есть. Говорят: «Вот была испанка, она ушла». Никуда не ушла. Это H1N1, который тогда положил сто миллионов человек. H1N1 сегодня есть, в любую вакцину от гриппа входит антиген к H1N1. Просто мы получили тогда коллективный иммунитет. Он стал нативным, мы его от бабушек и дедушек имеем. И он стал обычным гриппом. Так и этот никуда не уйдёт. От испанки не было вакцины, всё произошло естественным путём. Сегодня есть вакцина, но мы не хотим. «Модерна» молодцы, они делают новую вакцину, чтобы она покрывала ковид, грипп и ещё один вирус. Будет от всех инфекций, которые передаются респираторным путем, одна вакцина, покрывающая, универсальная. Наука не стоит на месте.

Соловьёв: Я у себя поставил репост от Проценко блестящего материала «Разбор статистики COVID-19 в зависимости от процентов вакцинированных по странам». Там убедительным образом показано всё, что происходит. Как зависят процент вакцинированных и летальность. И ясно, почему в нашей стране такая беда. Пока мы не выйдем на уровень 75-80%, кошмар, нас будет ждать кошмар.

Мясников: Сегодня мы с Великобританией идём ноздря в ноздрю. Там сорок тысяч заболевших в день, и у нас сорок тысяч заболевших в день. Там 6% положительных тестов, и у нас 6% положительных тестов. У нас в день умирает 1100 человек, у них умирает 100 человек, в одиннадцать раз меньше. Там вакцинировано 68% людей всех, а у нас вакцинировано 30%.

Соловьёв: Материал, на который я ссылаюсь, подготовил Щербина, врач-инфекционист. Надо принимать государственные решения. А потом власти скажут: «А что вы нам не сказали, а почему такие потери, а почему столько людей умерло?» Кто сейчас основные антиваксеры? Украина, из-за рубежа русофобские круги это качают. У нас ряд несознательных. Бешеная поддержка идёт от кругов из-за рубежа. Почему? Выгодно, чтобы было меньше россиян.

Мясников: Тут взаимное обвинение. Ещё до ковида в 2018 году иностранцы говорили, что из России идёт движение антиваксеров, и сейчас их становится всё больше и больше. Нас они в этом обвиняли. Вопрос в том, что сейчас их действия приводят к увеличению смертности – это факт. Бездействие – тоже преступление. Сейчас антиваксеры говорят, чтобы патриарха отлучили, потому что он по вакцинам высказался.

Соловьёв: Они к кому обращаются?

Мясников: Проблема в том, что я общался с такими людьми. Они иррациональны. Они не слышат. У нас пик очередной волны. Перед этой волной в сентябре я говорил, что у нас будет сорок тысяч, что у нас будет тысяча смертей, что если мы ничего не сделаем и не достигнем вакцинации, то ждите, будет. Это пришло. Я говорю дальше. К этой волне что есть — то есть, кто сегодня вакцинируется – он защищён через два месяца. Давайте соберёмся и поймём, что сейчас мы эти жизни потеряли, и нам некого винить. Мы потеряем опять, будет волна, будут смерти.

Соловьёв: Давай сделаем сейчас просто, давай сажать сволочей, которые продают поддельные сертификаты. Сажать медсестёр, врачей, которые продают поддельные сертификаты. Сисадминов, которые вносят это в базу госуслуг. Сажать на много лет. Сейчас прошло продление в Новгороде. Если продление будет, то для тех, кто привит, – поблажки.

Мясников: Нас опять не услышат. Если бы была поблажка для привитых, многие бы пошли. Активные люди, им надо работать, им надо двигаться. Во Франции когда пик поднялся? У них тоже было низко. А когда их заперли всех. И очереди были на пунктах. Сейчас 70% полностью вакцинированных, а пожилые – 80%. Так и смертность там 0,3%. То народ безмолвствует, то власть безмолвствует. Я включаю телефон и читаю новости. Мне пишут: «У нас врач в поликлинике агитирует против прививок». Я даже сфотографировал, хотел тебе утром послать.

Соловьёв: В Инстаграмм конференции проводит Редько, и там сидят люди. Их всех надо принимать и сажать в тюрьму. Они все виновны в гибели людей. На Западе Инстаграм такое блокирует, а в России нет.

Мясников: Не Инстаграм виноват. Хватит играться. Я не говорю насильно прививать. Объяснять надо. Как ты можешь объяснять, если вражеская пропаганда идёт более активно. Разные позиции. И все говорят: «Вируса нет, и не было никогда». Это мозговая недостаточность, я всё понимаю.

Соловьёв: А ты видел, как они предлагают лечить коронавирус? Что они предлагают делать, чтобы побороть? Хоть раз услышал от них реальное предложение.

Мясников: Я об этом говорил. Вы против вакцины? Хорошо. Предложите что-то другое. Не можете? Закройте рот. Лекарства от вируса нет, оно разрабатывается. Мы не знаем, как быстро оно разработается. Пока всё не эффективно. Это очень долгий путь. Либо сейчас на всё плюнуть и давайте болеть, как у нас сейчас и идёт. Но тогда не надо удивляться. Что меня бесит, все эти годы мы благосклонно смотрели на антиваксеров. В школе разрешение на прививку приносили 2-3 человека из класса. Врачи в поликлинике отговаривали родителей от прививок, и это спускалось сквозь пальцы. Я один бегал орал, и это дало результат.

Соловьёв: Конечно, дало результат. Кто готовил современных врачей и педагогов? Большинство тех, кто сейчас работает, они прошли в 90-е годы образование. Вот и результат. Сначала они покупали ЕГЭ, потом они поступали непонятно как. Они покупали экзамены. Ты же сам говорил, что хорошего врача не найдёшь. И когда началась проверка, выяснилось, что есть великие врачи, а есть плохие, которые притворяются врачами и которые с радостью готовы отбить деньги, потраченные на образование, принимая деньги за выдачу левых сертификатов.

Мясников: Просто преступники. Врачи отговаривают не от злобы, а от недостатка знаний. Они боятся. «Вот у меня больной, вот у него артрит, вот он принимает лекарство, подавляющее иммунитет. А я ему сделаю вакцину, а что будет? А я не знаю. Ну её на фиг». Это именно от неграмотности. От недостатка ответственности принять решение. Должны быть протоколы. Это тот самый случай, когда понятно, что к этому дойдём. Но наши старики и больные не доживут, они умирают.

Соловьёв: При этом власть будут обвинять в таком количестве смертей, говоря: «А что вы этих критиков слушали? Вы бы их посадили». Потом те же люди буду говорить: «А что же вы нам не сказали, а что не заставили»?

Мясников: Да, то же самое происходит и с воспитанием молодёжи.

Соловьёв: Да. «А зачем воспитывать? Не надо! Свобода должна быть! Они должны быть свободны». Посмотрите, у меня в телеграмм-канале сильнейшая статистика, всё объясняющая по поводу того, делать вакцину или нет. И обращаюсь к тем, от кого зависят эти решения. Если люди вакцинировались, извольте им предоставить некоторые преференции. Сильно поменяет ситуацию в стране.

Полный эфир:

Читайте также:

Не просто шантаж: блокадой на Шпицбергене норвежцы затронули государственные интересы РФ

Решающий удар: почему нельзя договариваться с Украиной

Проект был готов: Как в 90-е Сибирь могла войти в состав США