Сочи: исследуя утопию многополярного мира

Ежегодная встреча Валдайского клуба в Сочи, Россия, была еще одним оживленным событием для видения постуниполярного глобального порядка. Ежегодное собрание «Валдайского клуба» всегда считалось абсолютно необходимым для понимания непрерывного движения геополитических тектонических плит по Евразии.

Продолжая встречу в Сочи, Россия в очередной раз оправдала ожидания. Общая тема была «Глобальная встряска в 21-м веке: индивидуальные ценности и государство». Она расширяет тему «рушащегося мира», которую Валдай анализирует с 2018-го года. Как подчеркивают организаторы, это «перестало быть метафорой и превратилось на наших глазах в осязаемую реальность». Обрамляя дискуссии в Сочи, Валдай выпустил два интригующих доклада, которые могут дать пищу для размышлений, особенно для Глобального Юга: «Эпоха пандемии: второй год. Будущее возвращается», и «История должна быть продолжена: Утопия разнообразного мира».

Концепция «Будущее возвращается» по сути означает, что после шока Covid-19 концепция линейного одностороннего будущего, дополненного «прогрессом», определяемым как глобализированная демократия, закрепляющая «конец истории», мертва и похоронена. Глобализация в рамках неолиберализма оказалась конечной. Сползание к медицинскому тоталитаризму и атрибуты пенитенциарного учреждения строгого режима очевидны. Как отмечали некоторые участники Валдая, концепция «биовласти» Фуко перестала быть абстрактной философией.

Первая сессия в Сочи прошла долгий путь с точки зрения обрамления нынешнего затруднительного положения, начавшегося как ток лампы накаливания США-Китай. Столкновение только разворачивается. Томас Грэм из Совета по международным отношениям — концептуальной матрицы американского истеблишмента — рассказал о пресловутых банальностях типа «незаменимая нация» и о том, как он «готов защищать Тайвань», хотя он и признал, что администрация Байдена все еще формулирует свою политику.

Чжоу Бо из Центра международной безопасности и стратегии Университета Цинхуа должен был задать непростые вопросы: если США и Китай конкурируют, «насколько мы далеки от конфликта?» Он подчеркнул «сотрудничество», а не сползание к конфронтации, однако Китай «будет сотрудничать с позиции силы». Чжоу Бо также пояснил, что Пекин «не заинтересован в биполярности», говоря о том, что Китай «заменил СССР после холодной войны»: в конце концов, «Китай не конкурирует с США в других странах мира». Тем не менее, даже, несмотря на то, что «центр тяжести необратимо смещается на Восток», он признал, что нынешняя ситуация «более опасна, чем во время холодной войны».

Наблюдая за мировой шахматной доской, бывший министр иностранных дел Бразилии Селсу Аморим подчеркнул «абсурдность решения Совета Безопасности ООН даже по вопросам, связанным с пандемией». Аморим озвучил одно из ключевых требований Глобального Юга: «потребность в новой институциональной структуре. Чем ближе мы подойдем, тем больше будет G-20 — чуть более африканская, немного менее европейская». Эта G-20 будет обладать авторитетом, которого не хватает нынешнему Совету Безопасности ООН. Так что Амориму пришлось связать все это с центральным аспектом неравенства: его шутка о «происхождении из забытого региона», Латинской Америки, была очень уместной. Он также должен был подчеркнуть: — «Мы не хотели Pax Americana». Настоящим «конкретным шагом» к многополярности могла бы стать «большая конференция», которую могла бы возглавить эта «модифицированная G-20».

Тогтбаатар Дамдин, монгольский парламентарий, вспомнил о «прапрадеде» всех монголов – Чингисхане — и о том, как он построил «эту огромную империю и назвал ее «Pax Mongolica», сосредоточившись на том, что имеет значение здесь и сейчас: — «мирная торговля и экономическая интеграция в Большой Евразии». Дамдин подчеркнул: — «Мы, монголы, больше не верим в войну. Намного выгоднее заниматься торговлей».

Постоянными темами на этой и других сессиях на Валдае были «Гибридная война» и «Теневая война», новые имперские инструменты, применяемые против Латинской Америки, Большого Ближнего Востока и России-Китая, в отличие от «прозрачной системы под властью России», верховенство закона — и «соблюдается международным правом», — отметила Оксана Синявская из Института социальной политики НИУ ВШЭ.

Обсуждения в Сочи, по сути, были сосредоточены на закате нынешней гегемонистской социально-экономической системы — по сути, неолиберализма; кризис союзных систем — как гниль внутри НАТО; и токсичное слияние гибридной войны и пандемии, затронувшее миллиарды людей. Неизбежный вывод: нынешняя дисфункциональная международная система неспособна справиться с кризисным управлением.

В ходе круглого стола, посвященного докладу о втором годе эры пандемии, Томас Гомар, директор Французского института международных отношений (IFRI), подчеркнул, насколько сложно по-прежнему анализировать геополитику данных.

Поскольку китайцы отдают предпочтение концепции «экологической цивилизации», вопросы технологического мониторинга — например, того, как формируется социальный кредит — теперь находятся на переднем крае. Китай сосредотачивает больше ресурсов и энергии на кибербезопасности и кибервойне. И, по мере того, как мы углубляемся в «невидимые войны» — собственную терминологию Гомарта — мы сталкиваемся с токсичной конвергенцией деградации окружающей среды и гиперконцентрации цифровых платформ. Гомарт также отметил два важных момента, которые ускользают от многих анализов по всему Глобальному Югу: Вашингтон решил остаться primus interpares и не откажется от этого поста, несмотря ни на что. Это происходит даже тогда, когда глобальный капитал, сильно ориентированный на США, хочет найти новый Китай.

Это подготовило почву для Нельсона Вонга, заместителя председателя Шанхайского центра стратегических и международных исследований RimPac, чтобы дипломатическим путем разрушить тактику «разделяй и властвуй» и одержимость США игрой с нулевой суммой. Вонг подчеркнул, что Китай «не имеет враждебного отношения к США»; его цель, по его словам, — «мирное восстание». Но самое главное, Вонг убедился, что «постпандемический мир не будет определяться исходом противостояния между США и Китаем или разделением мира на два конкурирующих лагеря». Эта обнадеживающая перспектива подразумевает, что Глобальный Юг в конечном итоге скажет свое слово — в соответствии с предложением Аморима об изменении G-20.

Валдайские дискуссии в Сочи имеют важное значение в тот момент, когда Москва решила приостановить работу своей миссии при НАТО с 1 ноября и закрыть информационный офис НАТО в Москве. Министр иностранных дел России Сергей Лавров уже подчеркивал, что Москва больше не делает вид, будто в ближайшем будущем возможны изменения в отношениях с НАТО: отныне, если они хотят поговорить, они должны связаться с послом России в Бельгии.

Один из вопросов в Сочи должен был заключаться в том, следует ли Москве ожидать, что НАТО сделает первый шаг к улучшению отношений. Лаврову пришлось еще раз повторить очевидное: — «Да, мы исходим из этого. Мы никогда не начинали ухудшать наши отношения с НАТО, Европейским союзом или любой другой страной на Западе или с любым другим регионом мира. «Все хорошо знают эту историю. Когда в августе 2008-го года Саакашвили отдал преступный приказ об бомбардировке Цхинвала и позиций миротворцев (в том числе российских), Россия настояла на созыве Совета Россия-НАТО для рассмотрения этой ситуации. Тогдашний госсекретарь США Кондолиза Райс категорически отказалась, хотя при создании Совета Россия-НАТО в учредительном акте подчеркивалось, что он должен действовать в любую «погоду», особенно при возникновении кризисных ситуаций. Это один из примеров, который положил начало нынешнему положению дел между Россией и НАТО».

Итак, Россия начала новую игру в атлантистском духе: «мы говорим только с хозяевами и игнорируем лакеев». Что касается НАТО, которая сейчас нацелена на создание «потенциала» для использования против Китая, Глобальный Юг может коллективно рассмеяться — учитывая новое унижение НАТО в Афганистане.

С неизбежностью того, что ЕС будет все больше и больше геоэкономически переплетаться с Китаем, дисфункциональная НАТО в лучшем случае может продолжать бродить как стая бешеных зомби-псов. Вот это утопическая тема Валдая 2022-го года.

ПЕПЕ ЭСКОБАР

Читайте также:

Придёт время, и мы скажем Зеленскому «спасибо за упрямство»

Слабоумие и отвага покусанных Украиной

Зеленский толкает мир к ядерному Армагеддону