Турецкая лира упала почти до рекордного минимума

Турецкая лира рухнула после того, как Центральный банк снизил учетную ставку, – этот шаг был предпринят под давлением президента Турции.

Уступая давлению президента Реджепа Тайипа Эрдогана, центральный банк Турции в четверг снизил учетную ставку на 100 базисных пунктов до 18% в очевидной попытке стимулировать экономику в условиях высокой инфляции и растущего недовольства населения головокружительными ценами.

Ослабленная турецкая лира упала до 8,74 за доллар, что является почти рекордным минимумом.

Большинство аналитиков были застигнуты врасплох. «Мы чувствовали растущий риск того, что процентные ставки будут снижены, – сказал Эмре Пекер, директор лондонской компании Eurasia Group, занимающейся оценкой рисков. – Однако, несмотря на все сигналы, мы считали, что снижение ставок произойдет не раньше октября из-за негативного влияния любого снижения на инфляционные ожидания».

Как и многие, Пекер считает, что этот шаг еще больше подорвет доверие к центральному банку. «С этого момента инвесторы на рынках будут прислушиваться к Эрдогану, а не к главе центрального банка Сахапу Кавджиоглу», – сказал Пекер в интервью «Аль-Монитор».

Вольфанго Пикколи, содиректор и аналитик по политическим рискам в Teneo Intelligence, является одним из тех, кто ожидал снижения ставки. «Предпосылки для сокращения ставки появились некоторое время назад. Эрдоган при назначении нового руководителя Центробанка заявил, что ожидает снижения ставки в июле или августе», – сказал Пикколи в интервью Al-Monitor.

«Совсем недавно центральный банк начал говорить о том, что при проведении оценки [событий] они обращают внимание на базовую инфляцию, а не на текущую», – добавил Пикколи. Базовая инфляция – это темпы роста цен на товары и услуги. Цены на продукты питания и энергоносители не учитываются из-за их волатильности (неопределенности). В последние месяцы в Турции резко выросли цены на продукты питания. Например, инжир, основной летний продукт питания, стал предметом роскоши.

«Если процентные ставки составляют 19 процентов, как это было до сегодняшнего дня, а инфляция выше, вы не можете найти повод для сокращения ставки, – отметил Пикколи. – Базовая инфляция на тот момент составляла 16,50, поэтому, ссылаясь на нее, можно попытаться сохранить лицо, поскольку можно утверждать, что ставки все еще выше инфляции. Но это просто уловки, и никто на рынке на это не купится».

Комитет по политике центрального банка заявил, что снижение ставок было необходимо из-за снижения основных показателей цен и что недавний рост инфляции был вызван преходящими факторами.

Кавджиоглу был выбран Эрдоганом в марте. Он сопротивлялся почти навязчивым требованиям турецкого лидера удерживать процентные ставки на как можно более низком уровне, хотя за последние 20 месяцев три его предшественника были уволены как раз из-за этого. Критики говорят, что неприятие Эрдоганом повышения ставок связано с обеспечением дешевых кредитов для его приближенных бизнесменов. Другие говорят, что его неприятие проистекает из набожности. И то, и другое скорее всего верно.

(Высокие процентные ставки – презираемые Эрдоганом, но востребованные экономистами для сдерживания инфляции – вредят анатолийским экспортоориентированным производителям, которые становятся все более важной частью его политической базы. С другой стороны, высокая инфляция вредит городскому классу, работающему в финансовом секторе и сфере услуг – представителям среднего и высшего среднего классов, которые долгое время голосовали против ПСР и Эрдогана. Высокая инфляция также бьет по беднейшим слоям населения, так как ведет к росту цен на продукты. Это перераспределение богатства.

Что касается рабочих – «синих воротничков» в некоторых регионах Турции, то Эрдоган говорит, что позаботится о том, чтобы они были в порядке. И низкие процентные ставки могут служить этой цели, поддерживая работников фабрик-экспортеров в турецкой консервативной суннитской глубинке – электорат Эрдогана. А другие, возможно, его меньше волнуют, если он считает, что они не представляют его электорат. – Прим.)

Многосторонний гамбит Эрдогана, направленный на укрепление его власти, является рискованным.

Эрдоган уже давно утверждает, что высокие процентные ставки вызывают высокую инфляцию, хотя большинство экономистов утверждают обратное. Турецкая лира заплатила цену за его неортодоксальность, продемонстрировав один из худших показателей на развивающихся рынках за последние годы. Иностранные инвесторы массово сбрасывают свои позиции в Турции. (Отчасти это может объяснить, почему турецкая лира упала не так сильно, как могла бы).

Ослабление экономики сказывается на Эрдогане и его правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Их показатели в опросах слабее, чем когда-либо с момента прихода к власти в 2002 году. Опросы постоянно показывают, что Эрдоган может проиграть своим оппонентам, а ПСР может потерять свое парламентское большинство на двойных выборах, которые должны состояться в 2023 году.

Существуют предположения, что Эрдоган может провести внеочередные выборы, и снижение процентной ставки, призванное стимулировать рост экономики, рассматривается как еще одно доказательство этого. Однако источники, близкие к президенту, говорят, что у него нет таких планов и он намерен улучшить экономические показатели в преддверии голосования, увеличив государственные расходы в следующем году. Хотя это может принести краткосрочное облегчение для экономики страны, это также может нанести дальнейший структурный ущерб некогда процветающей экономике Турции.

Пекер указывает на еще один фактор, работающий против досрочных выборов. Эрдогану нужно время, чтобы принять законопроекты, разработанные для повышения его шансов на выборах и шансов его неформального партнера по коалиции, Партии националистического движения (ПНД), чьи рейтинги также падают.

В любом случае, экономические проблемы Турции вряд ли исчезнут в ближайшее время.

«В конце концов Турция остается в замкнутом круге, потому что сокращение ставки на 1%, если вы ищете более дешевые кредиты, не имеет большого значения, – заметил Пикколи. – Поэтому вопрос заключается в том, является ли это началом существенного смягчения кредитно-денежной политики или это просто разовая мера, предназначенная для того, чтобы успокоить Эрдогана».

Читайте также:

Иностранный капитал и Россия: как выжить под санкциями

Альянс, направленный против Турции

Турция – НАТО: «ударили по рукам», но дальнейший торг вполне уместен